Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
119119, г. Москва, Ленинский проспект, д. 42
Наш адрес
+7 (495) 938-83-78
Приемная
	
21 ноября 2019
Северный отток

Источник: Газета «Солидарность» №44 от 2019 г.


Министерство по развитию Дальнего Востока отчиталось о росте промпроизводства и числа рабочих мест в регионе благодаря таким программам, как ‘'дальневосточный гектар”, “территории опережающего развития” и др. Представители профсоюзов, в свою очередь, говорят о слишком высокой себестоимости этого самого производства, оттоке населения из региона и отсутствии транспортной инфраструктуры в ДФО.

ИТОГИ ПЯТИЛЕТКИ

В Госдуме 14 ноября прошли парла­ментские слушания на тему «О законо­дательном обеспечении опережающе­го социально-экономического развития Дальнего Востока и Арктики». Пять лет на­зад президент Владимир Путин объявил развитие Дальнего Востока националь­ным проектом на весь XXI век, напомнил собравшимся модератор слушаний, гла­ва думского комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальне­го Востока Николай Харитонов (КПРФ). По его мнению, в результате «удалось создать внушительную правовую базу развития экономики Дальнего Востока». Депутат ссылается в том числе на «изме­нения в части господдержки предприни­мательства на Дальнем Востоке в налого­вой, инвестиционной сфере».

Предложены новые механизмы и инструменты развития территории, вне­дрены электронные визы для туристов и многое другое, - говорит Харитонов.

Речь здесь может идти, например, о том же «дальневосточном гектаре» или о законе о территориях опережающего развития (ТОР). Последние, напомним, предполагают введение более гибких, нежели в остальной стране, форм заня­тости. Правда, ТОРы планируется заме­нить еще более «либеральными» специ­альными экономическими зонами (см. «Солидарность» № 38,2019).

Между тем Николай Харитонов при­знает: основным показателем того, что «не все предложенные механизмы рабо­тают», является отток населения из ДФО.

Уезжают от 20 до 30 тысяч человек еже­годно, привел депутат статистику.

Когда мы рапортуем о миллиардных вложениях, об инвестиционных проек­тах, мы должны понимать: а что чувству­ет человек, проживающий на Дальнем Востоке, если его дети учатся во вторую смену? Пожилые родители идут в мед­пункт, где печное отопление? Реальная зарплата ниже среднероссийской? Авиа­билетов в отпуск не купить? Пенсион­ный возраст увеличили? - напоминает Харитонов. - Мы должны предусмотреть не только меры по развитию предпри­нимательства, [но] при этом не забыть интересы населения местного.

Комитет по региональной политике, так же как и профсоюзы, предлагает правительству вернуть северянам «до­реформенный» пенсионный возраст. (Об этом на мероприятии говорил и предсе­датель Всероссийского Электропрофсоюза Юрий Офицеров.) А также - повы­сить фиксированную часть страховой пенсии для жителей дальневосточных и северных регионов, если они остаются после выхода на пенсию жить там же.

ВПЕРЕДИ РОССИИ ВСЕЙ

Сам Николай Харитонов, впрочем, публично солидаризируется, скорее, с позицией Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики. Глава ве­домства Александр Козлов представил на слушаниях основной доклад.

За пять лет для Дальнего Восто­ка создана уникальная нормативная база. Это 259 правовых актов, из ко­торых 45 имеют статус закона, - отчи­тался он. - Внесены изменения в отрас­левое и налоговое законодательства, улучшены нормы Земельного, Градо­строительного кодексов. 214 актов правительства регулируют администра­тивные, бюджетные и инвестиционные вопросы.

По словам Козлова, за последнюю пятилетку Дальневосточный федераль­ный округ показал прирост промышлен­ного производства на 23%, «тогда как по России - 8,3%». А за девять месяцев этого года «прирост индекса промыш­ленного производства уже почти 7%, а по России - 2,7%». При этом абсолютных цифр названо не было. То есть, грубо говоря, если бы за весь прошлый год в ДФО произвели всего один коробок спичек, а в нынешнем - уже два, то при­рост составил бы и все 100%, и это тоже было бы гордостью отечественной ста­тистики.

Так или иначе, успехи дальневосточ­ной экономики министр связывает имен­но с региональными преференциями бизнесу. Это нулевой налог на прибыль, землю и имущество в первые пять лет работы, «упрощенные процедуры, свя­занные с градостроительными прави­лами, земельные участки на льготных условиях, режим свободной таможен­ной зоны».

В настоящее время уже осущест­влено инвестиций почти на 695 млрд рублей, создано 40,5 тысячи рабочих мест, - говорит министр. - В 2019 году при содействии нашего Агентства по развитию человеческого капитала были открыты 15 новых программ среднего профессионального образования и одна программа высшего образования в де­вяти регионах - на 350 новых бюджет­ных мест.

ОБРАТНЫЕ СВЯЗИ

Отметим, что Министерство по раз­витию Дальнего Востока имеет офис не только в Москве, но еще и в Хабаровске, Владивостоке и Петропавловске-Камчатском. Так что Александр Козлов на­верняка знает, о чем говорит, и даже в это верит. Однако не все «земляки» ми­нистерства столь же оптимистичны.

Даже те, кто взял дальневосточ­ный гектар, не получили пока обещан­ного полномасштабного строительства инфраструктуры, для того чтобы мож­но было его обустраивать, не получили должным образом все те субсидии, ко­торые были обещаны, - приводит пример глава Хабаровского краевого профобъе­динения Галина Кононенко. - Но, прав­да, сейчас инициатива есть: выделять 2-процентную ипотеку для строительства жилья на этих территориях.

Среди проблем, которые так и не были решены, профлидер называет вы­сокие тарифы, практически полное от­сутствие железнодорожной и автотранс­портной инфраструктуры на половине территории региона и одновременную дороговизну авиабилетов. Промышлен­ное производство (вспомним о росте последнего со слов министра Козлова) Галина Кононенко называет «дорогосто­ящим, неконкурентоспособным». Себе­стоимость товаров, замечает она, по­вышается и ввиду социальных выплат и районных коэффициентов... Но основная причина - высокие тарифы на электро­энергию.

Проекты территории опережающего развития тоже не принесли пока того ре­зультата, который мы ожидали. Мы не по­лучили такого количества рабочих мест, как ожидалось. К тому же преференций у потребителей услуги ТОР достаточно много, но обратной связи в виде соци­альных гарантий мы тоже не увидели в достаточном количестве, - продолжает перечислять профлидер. - Должна быть заработная плата на порядок выше, чем в других территориях РФ. Должна быть удобоваримая логистика, чтобы люди могли ездить отдыхать с Дальнего Вос­тока в более теплые края. Должна быть инфраструктура в виде культурных, спор­тивных объектов, доступное жилье. Это мысли, которые уже неоднократно вы­сказывались, но пока это все останав­ливается на разговорах. Хотелось бы до­ждаться, когда начнутся дела.

Комментарий

Юрий ОФИЦЕРОВ, председатель «Всероссийского Электропрофсоюза»:

- Мы пристально следим за трудовыми ресурсами, которые есть на Севере и Дальнем Востоке. Чтобы [люди] могли там жить и работать, нужны рабочие места и воз­можность для того, чтобы они получали [хорошую] заработ­ную плату. Ничего подобного сейчас не происходит. Ни-че-го! Шесть конфе­ренций профсоюзы организовали по «северам», и только маленькая толика всех рекомендаций могла быть осуществлена. Но ряд рекомендаций, которые мы выработали в Салехарде на площадке VI Северной конференции, нашел свое отражение в проекте рекомендаций этих парламентских слушаний. Это и особое внимание программам повышения транспортной доступности для жителей северных территорий, и распространение на них дальневосточных программ по льготной ипотечной ставке 2%, и снижение возраста назначения страховой пенсии до прошлогодних норм, и ряд других. Более того, мы отдель­но проговорили вопрос по пенсиям для северян с Николаем Харитоновым уже по окончании слушаний, и он заверил, что его комитет эту позицию разделяет. Теперь нужно двигаться дальше.


Автор: Павел Осипов