Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
119119, г. Москва, Ленинский проспект, д. 42
Наш адрес
+7 (495) 938-83-78
Приемная
	
8 декабря 2020
К барьеру…

Совсем недавно, а именно 20 ноября 2020 года в издании «Московский комсомолец» была опубликована статья с громким и звучным названием «Профсоюз энергетиков обвинили в подрыве коллектива ТГК-14 в Бурятии» (https://ulan.mk.ru/social/2020/11/20/profsoyuz-energetikov-obvinili-v-podryve-kollektiva-tgk14-v-buryatii.html)! Вот так вот, ни много ни мало – в подрыве! Прямо терроризм местного масштаба. Мы не могли пройти мимо этой публикации по нескольким причинам. Главная – это то, что она, очевидно, заказная, а ее содержание, мягко говоря, неправда. В связи с этим посчитали необходимым и правильным изложить свое видение «проблемных» вопросов, так живо и ярко описанных представителями пресс-службы ПАО «ТГК-14».

Прежде чем начать раздавать комментарии и делать сутевые пояснения для неизбалованных профсоюзной тематикой читателей, хочется поблагодарить коллег из ТГК-14 за их желание и попытки наконец-то разобраться со структурой и финансами профсоюза, а также за тот информационный фон, который они создали. Сделали они это правда несколько однобоко и избирательно, но мы не в обиде. И за это, как говорится, спасибо.

Итак, обо всем по порядку…

Профсоюз, как и профсоюзное движение в целом – это не атавизм и не пережиток советского прошлого. Профсоюзному движению в России, как и отраслевому Профсоюзу энергетиков, в следующем году исполняется 115 лет! Потребность в объединении усилий для эффективного решения различных задач со временем не утратила своей актуальности. Различные общественные (не только профсоюзные) объединения мы встречаем в повседневной жизни на каждом шагу. Это и объединения спортсменов в виде добровольных спортивных обществ, и товарищества собственников жилья (ТСЖ), в которых жильцы принимают решение самостоятельно управлять своим домовым имуществом, и объединения работодателей, которых только в нашей отрасли целых два!        

Всероссийский Электропрофсоюз, а именно об этом отраслевом профсоюзе идет речь, структурно состоит из трех уровней: локальный, территориальный и федеральный. Данная структура профсоюза действует на протяжении многих лет и давно доказала свою эффективность. Даже «чубайсовские реформы» электроэнергетики с распаковкой РАО ЕЭС России на энергокомпании по видам деятельности не смогли раскачать устои организации.

Подавляющее большинство энергокомпаний в России тоже являются вертикально интегрированными и имеют схожую с профсоюзной структуру. Центры управления подобными энергокомпаний находится, как правило, в Москве, Санкт-Петербурге, или крупных региональных столицах. Именно там в итоге формируется экономическая, финансовая и социальная политики компаний. Столичные менеджеры определяют как управлять бизнесом, сколько финансовых средств направить на развитие, сколько на зарплату, на прибыль. Руководители предприятий на местах, как правило, не имеют возможности в вариативности своих действий. Они находятся в рамках уже утвержденных для них бизнес-планов и зачастую даже не имеют требуемых полномочий по набору персонала и заключению коллективных договоров. В связи с этим вектор коммуникаций по решению социально-трудовых вопросов и требований работников смещается на территориальный и федеральный уровни социального партнерства, поэтому роль и значение именно этих структур профсоюза в реалиях сегодняшнего времени трудно переоценить.

Это ответ авторам статьи, для чего профсоюзу именно такая структура и почему профсоюзные деньги частично уходят в территории. Что касается финансовой составляющей деятельности любой профсоюзной организации, то все финансовые решения, в том числе и о размерах отчислений в вышестоящие профсоюзные структуры, принимаются коллегиально и открыто. Если говорить о ППО «Генерация Бурятии», то в соответствии с принятыми решениями на финансирование деятельности вышестоящих структур профсоюза они направляют всего 25% от своего бюджета. В соответствие с утвержденными сметами оставшиеся денежные средства идут на обучение профсоюзных кадров, работу с молодежью, организацию культурно-массовых и спортивно-оздоровительных мероприятий, на переговоры с работодателями, материальную помощь членам профсоюза и т.д. В целях организации постоянного контроля за соблюдением финансовой дисциплины и организационно-уставной деятельностью во всех структурах Всероссийского Электропрофсоюза избирается независимый аудитор – контрольно-ревизионный орган.

После опубликованного в МК материала, так «профессионально» подготовленного специалистами ТГК-14, можно было смело инициировать обращение в суд за распространение заведомо ложных и уж точно не проверенных данных. Чего только стоят утверждения о том, что «на содержание и обслуживание вышестоящих отраслевых профсоюзных структур уходит более 80 % всех профсоюзных отчислений», «большая часть энергетиков не поддерживает действия профсоюза, а на одиночные пикеты ходят «активисты» или блогеры»! Но мы не будем этого делать. Вернее будем, но только по вопросам защиты трудовых прав и интересов наших членов профсоюза. Оставим подобные «ляпы» на совести авторов, ведь всем предельно понятно кто, для кого и зачем готовит и оплачивает подобные статьи.

Коллеги из ТГК-14 упрекнули нашу профсоюзную структуру в том, что она направляет недостаточно средств на «нужды рядовых членов профсоюза». Отвечаем и на этот, с позволенья сказать, упрек… Профсоюз – это не касса взаимопомощи, не социальный проект и не коммерческая организация, основная цель которой – извлечение прибыли. Основная задача любой профсоюзной структуры – «продать» труд наемного работника как можно дороже. И когда работодатель не желает с этим считаться, когда исчерпаны все доводы и убеждения за столом переговоров, профсоюзным лидерам, ведущим диалог, ничего не остается, как находить более радикальные методы воздействия. Конечно, это может не всем понравиться, как в данном случае в Бурятии с пикетами…  

При этом сравнивать бюджеты энергокомпании и профсоюзной организации не корректно, не этично и в корне неверно. Более того, даже при таких скудных и несопоставимых бюджетах мы не отворачиваемся и помогаем людям.      Оказание материальной помощи членам профсоюза не относится к основным направлением деятельности общественной организации. Это больше мотивационный и имиджевый ресурс профсоюза для оказания реальной поддержки нуждающимся, которых к сожалению из-за деятельности «эффективных» менеджеров в отрасли становиться все больше и больше.

А какую же реальную финансовую нагрузку на персонал несут наши многоуважаемые социальные партнеры? Давайте разбираться вместе.

Основным, а во многом и единственным источником финансирования деятельности любой энергокомпании, в том числе и ТГК-14, является тарифно-балансовое решение. Тариф рассчитывается в соответствии с определенной методикой и устанавливается региональной службой по тарифам (РСТ) на среднесрочную (5 лет) перспективу. Данное решение учитывает все аспекты деятельности предприятия, даже плановые потери. В состав тарифа также входит фонд оплаты труда и затраты социального характера. Тариф по сути – это себестоимость продукции, которую ТГК-14 реализует потребителям.

Что это значит? Да только то, что ни заработная плата, ни ее индексация, ни ежемесячное премирование персонала, ни социальные льготы и гарантии для работников не стоят нашему Работодателю НИ-ЧЕ-ГО! Учли в РСТ затраты на персонал и «социалку» – платим, а не учли – не платим! Ну и что, что прибыль в компании более полумиллиарда рублей?! Это деньги акционеров, которые даже малую их часть тратить на персонал ох как не хотят! По сути, и зарплату, и социальные льготы работникам оплачивает конечный потребитель, в тарифах которого все эти затраты учтены. Работодателю остается только добросовестно выполнить свои обязательства перед персоналом, но даже это получается далеко не у всех! Вот такая вот социальная ответственность по-русски.

Да ладно бы только этим все ограничивалось! Наши эффективные топ-менеджеры пошли гораздо дальше. Они позарились на самое святое – заработную плату, которую выплачивают своим работникам не по рассчитанным государством тарифным значениям, а по рынку труда в регионе присутствия! Объясняем на пальцах… Зачем платить условному машинисту котла Васе Петрову рассчитанные в РСТ и учтенные в тарифе 45 тысяч рублей, когда такой же специалист его квалификации в регионе получает 27 тысяч рублей. Вот и «опускают» по зарплате персонал до рыночных значений. И что самое важное! Фонд заработной платы, рассчитанный в РСТ – это целевые средства, которые нельзя перенаправить на иные виды хозяйственной деятельности. Экономить на ФОТ также не имеет никакого смысла. Если работодатель покажет в отчетах экономию по фонду оплаты труда, то регулятор в следующем периоде уменьшит рассчитанный ФОТ на размер экономии.

Вот и вырисовывается картина маслом! Работодатель получает условный мешок денег, который сформировался благодаря системе государственного регулирования, а получив – перераспределяет его так, как считает нужным, в соответствии с бизнес-планом. В результате зарплата все того же условного Васи Петрова может в сотни раз отличатся от заработной платы гениального директора, который тоже получает ее из общего мешка. Особый цинизм при этом вызывают данные о среднем уровне оплаты труда в компании, который рассчитывается как раз не по бизнес-плану, а по расчетным значениям утвержденного тарифа!

Одной их ключевых и во многом определяющих задач любой профсоюзной организации на локальном уровне социального партнерства является заключение коллективного договора – правового акта, регулирующего вопросы социально-трудовых отношений непосредственно на предприятии и призванного улучшить положение работников по сравнению с действующим законодательством. Тревожной тенденцией последних лет стало систематической ухудшение содержания коллективных договоров по сравнению с ранее действующими. Потихоньку из них выхолащивались льготы, гарантии и компенсации, уменьшался размер ежемесячного премирования. Рост реального уровня заработной платы работников, даже несмотря на проводимую индексацию, отставал от инфляции. Компания ТГК-14 не стала исключением.

Работодатель, ссылаясь на негативные процессы, вызванные новой коронавирусной инфекцией, социальную обстановку в регионе, снижение финансовых возможностей и отсутствие источников финансирования отказался в одностороннем порядке от целого ряда льгот, гарантий и компенсаций, предусмотренных работникам Компании и зафиксированных в коллективном договоре.

Это стало последней каплей в ситуации, которая развивается в ТГК-14 на протяжении уже нескольких лет. Профсоюзный лидер за это время успел «постучаться во все двери» в пределах республики и за ее пределами, обращался в надзорные и судебные органы, но желаемого результата подобные действия ни для него, ни для работников, интересы которых он представляет, не принесли. Устав от вседозволенности Работодателя и бездействия властей члены профсоюза на своей конференции приняли решение инициировать процедуру коллективного трудового спора, выдвинув понятные требования. Спор вылился в одиночные пикеты у здания Народного Хурала Бурятии в Улан-Уде. Люди требуют: отдайте положенное!

Хочется заметить, что в последнее время профсоюзы если в чем-то и обвиняли, то, как правило, в «бездействии» и молчаливой соглашательской позицией. Многим могло показаться, что время, когда шахтеры стучали касками по брусчатке Горбатого моста в столице и перекрывали Транссибирскую магистраль в знак протеста на ущемление прав работников, безвозвратно ушло, но это не так. Протестные настроения в некогда финансово благополучной отрасли, в которой понятие социальная ответственность и соблюдение норм трудового права были не пустыми словами, растут, а их география расширяется.

То, что сегодня происходит в ТГК-14, да и во многих других энергокомпаниях как раз говорит о том, что и работникам и их представителям в лице профсоюза надоело входить в положение эффективных топ-менеджеров, которые в последнее время проявляют себя исключительно в секвестировании фондов оплаты труда и размера социальных льгот и гарантий. Надоело слушать басни о том, как все плохо, про низкую производительность труда персонала, как мало средств в тарифах, что падает тепло- и энергопотребление, что энергетики в регионе по уровню зарплаты по сравнению с другими отраслями промышленности еще ого-го!

Люди, обескураженные низким уровнем заработной платы, увеличивающейся интенсификацией труда, находясь в постоянном напряжении от неопределенности и риска потери работы, устали бояться. По меняющимся ценникам в магазинах и на заправках на себе ощущают реальный уровень инфляции, а по купюрам в кошельках после получки отчетливо понимают насколько становятся беднее!  

Вот так и живем по схеме! По отчетам и рапортам в СМИ развиваем экономику страны, занимаемся цифровизацией, модернизацией оборудования, поднимаем с колен целую отрасль, а простой машинист котла Вася Петров чем-то еще не доволен?! А виноват в этом кто? Правильно, профсоюз!

 

 

 

725